«Это грех»: сочный сериал о ВИЧ-диссидентах
В возмущенных монологах и рецензиях русскоязычных любителей кино и сериалов частенько проскальзывает мысль о том, что за рубежом слишком уж много внимания уделяют меньшинствам. Мол, прав у вас и так уже больше, чем у всех, прекращайте страдать! На эту тему рассуждает в своем новом проекте британский режиссер и сценарист Рассел Т.Дэвис: он видит прогресс, но думает, что о зыбкости и нестабильности гражданских прав в нынешних реалиях лучше не забывать. Его свежее драмеди «Это грех» — по-британски сдержанный ответ на нарочито кичливую работу американцев, «Позу».
Рассел Т. Девис — открытый гей и с 1999 года состоял в отношениях с сотрудником таможни Эндрю Смитом вплоть до его смерти в 2018 году

Для квир-собщества — да и просто для тех, кто любит, чтобы было хорошо и красиво, — Рассел Т. Дэвис не менее значим, чем вышеупомянутый создатель вышеупомянутой «Позы» Райан Мерфи. Он подарил нам перезагрузку «Доктора Кто», антиутопично прекрасные «Годы», «Чрезвычайно английский скандал», «Огурец» и «Близких друзей». Американский ремейк последних стал хрестоматийным для многих из ЛГБТ-коммьюнити.

Он — настоящий мастер своего дела, умеющий писать и снимать так, чтобы смотрелось на одном дыхании. Тот, кто умеет писать и показывать так, как видит. В его работах всегда есть упор на вопросы гомофобии, стыда и проявлений сексуальности. Но «Это грех» для него — по-настоящему личный. Получилась достаточно правдоподобная история о тех, кого он знал, и о том, что сам видел — мир, каким тот тогда был, и в котором Дэвис тогда жил.
«Розовый дворец» вовсе не выдумка сценариста, этот центр лондонского гей-комьюнити существовал на самом деле
Ретро-Лондон. В 1981 году скромный портной Колин решает переехать в столицу из Уэльса (прямо как Рассел Т. Дэвис). Ричи, которого играет непревзойденная квир-икона Олли Александер из группы Years & Years, мечтает стать актером. Он ровесник Колина, приехал с английского острова Уайт. С ним — темнокожая и вроде как гетеросексуальная Джилл, его лучшая подруга (да, реальная Джилл играет мать сериальной). В эту же компанию попадает феминный Роско, сбежавший из религиозной нигерийской семьи, и обаятельный индиец Эш.

Всем им чуть больше двадцати. Чтобы сэкономить, они решают жить вместе в «Розовом дворце» — реально существующем месте, где в 18 лет частенько ошивался и сам Рассел Т. Дэвис. Лондон тогда — это мечты, амбиции, оргии, наркотики, алкоголь, моднейшие образы и смерть. А еще шикарная музыка: Pet Shop Boys, Joy Division, Blondie, Erasure, Eurythmics, Кейт Буш и R.E.M. Как уже справедливо подметили критики, некоторые эпизоды так или иначе отсылают к клипу «Smalltown Boy» группы Bronski Beat.
«Это грех» разрабатывали несколько лет, и за это время он даже сменил название. Изначально он должен был называться «The Boys», но имя успешно перехватил сериал Amazon. Запасным вариантом стал «It's a Sin» — трек Pet Shop Boys (уже сейчас можно послушать версию Years & Years). Участники группы жили все в том же Лондоне, все в том же 1980-м. Когда токсичное чувство католической вины за свои желания и так заложено на подкорке любого британца, а гомосексуала — особенно. Ему вообще церковь говорит, что он — ошибка. И быть таким стыдно.

Стыд — в целом важное понятие для этого шоу, и это — главный антагонист. За ребенка-гея, детей за то, какие они есть, стыд за желание запретной любви, за то, что подцепил СПИД, за то, что умираешь. В финале стыд и СПИД приравниваются — будто это две аналогичные вещи; то, что преследует каждого гомосексуала.
В сериале очень много сцен секса, особенно в самой первой серии. Складывается впечатление, что Дэвис целенаправленно отсекает ханжей и тех, кто не уверен в своей толерантности. Остальные же точно оценят проект и поймут, как тяжело было представителям ЛГБТ-сообщества в Великобритании в 1980-х — примерно так же, как в 2020-х в России.
За старшее поколение «в ответе» Нил Патрик Харрис и Стивен Фрай, культовые гей-иконы. Первый сыграл сыграл взрослого и состоятельного мужчину, который полуоткрыто живет со своим партнером. Генри Колтрейн, работает в ателье мужской одежды в престижном районе Лондона. К нему на работу попадает Колин, чьим близким другом и наставником он скоро станет. Стивен Фрай исполняет роль знакомого Роско, классического обеспеченного пожилого любителя парней. Он даже не считает себя геем, ведь мальчики — это другое.

Режиссер не осуждает юношей и мужчин, которые просто жили, меняли партнеров и не думали о безопасности. Его задача здесь иная — вписать своих друзей в историю и показать, как они жили, мечтали, отрывались и любили. И главное — что они были. Все потому, что тот самый закон о запрете гей-пропаганды из современной России существовал и в тэтчеровской Британии. Он включал в себя фактический запрет на память и историю: никаких геев у великих — Шекспира, Диккенса, Джейн Остин — и даже в доступных древнегреческих мифах. С этой стигматизацией и борется Дэвис.

Сериал выстроен так, что каждый эпизод (всего их пять) рассказывает об очередной вехе эпидемии ВИЧ, о которой молодое поколение просто обязано знать. Причем не из занудных лекций, а из историй о жизни конкретных людей. Финал переносит нас в 1991 — год, когда из-за осложнений от ВИЧ-инфекции умер Фредди Меркьюри.
Рассел Т. Дэвис не избегает каких-то запретных тем и не идеализирует — поэтому говорит и о насилии среди геев, и о СПИД-диссидентстве. Как и его герои, поначалу он скептично относился к болезни, активно ее отрицая. В те годы активистам движения простив СПИДа приходилось тратить много сил ради привлечения внимания правительств разных стран. Тогда люди видели положительный тест и осознавали, что им осталось жить буквально месяцы, если не дни. При этом они даже не понимали, что с ними происходит.

«Это грех» поражающе точно демонстрирует то, насколько общество не готово к новой болезни. Отсутствие достоверной информации (да и в принципе ее дефицит), множество мифов, куча фейков, изоляция (и даже удержание) больных, неадекватная паника у одних и отрицание у других. Несмотря на то, что сериал был снят до появления коронавируса, «симптомы» болезни общества пугающе схожи. Попробуйте сравнить ВИЧ-диссидентов с их «ковидными» товарищами: это — заговор, попытка запугать и обогатиться на страхе. Паника, паранойя, глупость, маски и перчатки, нежелание понять.

Тем не менее, «Это грех» — рассказ о юности, наполненных танцполах, веселье, ярком неоне, взрослении, поиске себя и (вынужденной) жизни на грани.

Авторка: Саша Петрикова

Позиция редакции «Стимула» может не совпадать с мнением автор_ок

Если тебе понравилась наша статья, поделись ей в социальных сетях!
Московская инициативная ЛГБТ-группа «Стимул»
С 2015 года мы бесплатно оказываем квалифицированную правовую и психологическую помощь жертвам дискриминации на почве сексуальной ориентации и гендерной идентичности, ведем работу с ЛГБТ-беженцами и занимаемся просвещением.
КОНТАКТЫ "СТИМУЛА"
Горячая линия правовой помощи
(для неотложных ситуаций)

8 800 707 69 42

По всем вопросам: info@msk-stimul.eu

Юридическая служба: law@msk-stimul.eu

PR-служба: pr@msk-stimul.eu

Мы в социальных сетях:
Made on
Tilda