Гендерная дисфория на фоне стендапа: сериал Feel Good
Трагикомедия о канадской комикессе с очевидной гендерной дисфорией, которая пытается сделать карьеру в британском стендапе — это проект про смелость. Про доверие. И про людей, которые находят силы быть собой, а не казаться — несмотря на давление, осуждение и тараканов в голове.
Авторка и исполнительница главной роли — Мэй Мартин, завязавшая наркоманка, уехавшая от родителей, которые устали бороться с ее зависимостью. Она родом из Торонто, где в четырнадцать лет начала выступать в стендап-клубах. Именно там она и начала употреблять, приобрела славу в узких кругах, а  потом окончательно подсела. Тогда родители ее и выгнали.

Мэй пережила несколько сложных лет, полежала в рехабе, поработала над сценариями для телешоу, а затем переехала в Лондон — подальше от Канады. Больше десятилетия она писала в стол, а потом поняла, что лучше говорить о себе.

Вместе со своим давним приятелем Джо Хэмпсоном Мартин придумала душеспасительный Feel Good, в котором исполнила ключевую и очень радикальную роль. Это — ее первый актерский опыт, и он вышел очень пронзительным. Она отыгрывает каждую неловкую эмоцию, каждый гипертрофированный нерв; срывающимся голосом, дергающимися мускулами на лице, непослушными руками и заламывающимися пальцами.
Знакомство Мэй и Джордж запускает целый водоворот событий. На смену зависимостям от веществ к главной героине приходит другая — от чувств и эмоций к новой подруге
Мартин великолепно знает обо всех своих слабых точках и травмах — из-за чего похожа на Фиби Уоллер-Бридж и ее «Дрянь». Обе комикессы схожи в одном: из своих переживаний они, как никто, умеют выуживать и уморительную комедию, и душераздирающую драму, вынуждающую плакать. Но если Фиби уверена в себе и умеет жестко обстебывать любые свои недостатки (по крайней мере, так кажется), с Мэй история строго противоположная: она неуклюжая и неловкая. Это отзывается и в ее комедии — в неудачных выступлениях, обидных монологах и поведении на сцене.

Именно после одного из таких вечеров в провинциальной Великобритании она и знакомится в местном клубе с Джордж — учительницей, у которой не так давно закончились длительные отношения с парнем. Кажется, миловидная брюнетка — единственная, кто от всей души смеется над шутками Мэй.

У них нет практически ничего общего. Их отношения развиваются молниеносно и с самого начала выглядят огромной ошибкой. Их первая же встреча превращается в свидание, а затем Мэй оперативно переезжает к Джордж. Она не сильно спешит рассказывать своей девушке о зависимости, а затем задвигает тему подальше, чтобы не возвращаться к болезненному прошлому. Но получается так, что одна зависимость лишь сменилась на другую — теперь она не ищет дозу, а зависит от Джордж, забрасывая ее сообщениями и звонками, переживая приступы ревности и неуверенности в себе. Немного похоже на отношения Джулс и Ру в «Эйфории». На протяжении всего сериала не отпускают и желание, чтобы все получилось, и чтобы все развалилось и они бы оставили друг друга в покое.
Наладить партнерские отношения не так-то просто, отбиваясь от гомофобной родни и друзей
И если скелет в шкафу Мэй — зависимость, то у Джорджины — стыд за себя. Это ее первые отношения с девушкой, она изо всех сил старается скрывать свои предпочтения и от учеников, и от коллег, и от друзей. Последние — кучка глуповатых и высокомерных снобов с тупейшими шутками; именно для всех них Джордж придумывает себе воображаемого бойфренда с дурацким именем — среди них и сама становится такой, изо всех сил стараясь быть «нормальной». При этом она дико боится, что те узнают, что она би- или гомосексуальна.

Стыдливость Джордж вжимает Мэй в рамки маскулинности, которая, похоже, привлекает ее девушку. Она отжимается, носит только черное и бесформенное — чтобы ее английская роза от нее не отвернулась, устав экспериментировать. Ведь если Джордж — Мэри Поппинс, то Мэй — Барт Симпсон.

Обе сомневаются, что способны на серьезные отношения, поэтому не сильно вкладываются в них эмоционально — пытаются казаться лучше, чем есть, не проговаривают свои опасения вслух, отравляя связь токсичностью. Что не очень ок для долгих и доверительных отношений: они не исцеляют друг друга любовью, а наоборот, демонстрируют все самое плохое внутри.
«Что может быть драматичнее любви? Эти взлеты и падения, особенно когда тебе за двадцать и тебя накрывает с головой. Большинство людей в некотором роде испытывало чувство одержимости кем-то, теряя контроль над собой, — надеюсь, что таким образом сериал покажет зависимость людям с более понятной стороны».

(с) Мэй Мартин
Это относится не только к романтической линейке, но и к родительской. Мать Мэй (в ее роли великолепная Лиза Кудроу) ежедневно общается с дочерью по видеосвязи, не обсуждая, в целом, ничего особо важного. Она выдает безапелляционные утверждения, обрывает на полуслове, если разговор заходит не в ту степь — и поначалу кажется, что именно из-за матери у Мэй все и пошло через одно место: кто бы не хотел сбежать от такой авторитарной дамы?

Но все не так просто: командирский тон, тотальное отсутствие деликатности — лишь защитная реакция травмированного и сильно горюющего человека. Она, как и дочь, предпочитает сваливать от проблем, игнорируя до последнего, а не решать их.
Компактный шестисерийный проект можно посмотреть всего за два часа — серии маленькие, но очень плотные. Первые три эпизода шоу раскачивается, а потом стремительно показывает всю свою мощь, выгодно отличаясь от типичных романтических трагикомедий. Feel Good — это не про соответствие духу времени, не очередная попытка Netflix заскочить в вагон актуальности, а что-то иное — и из-за этого более правдоподобное и искреннее.

Этот проект — про смелость. Про людей, которые находят силы быть собой, а не казаться — несмотря на давление, осуждение и тараканов в голове. Про доверие, благодаря которому после первой части остается чувство полной завершенности. Даже несмотря на то, что Netflix и продлил его на второй — и последний — сезон. В нем, надеюсь, как раз-таки и раскроется весь потенциал сериала.

Авторка: Саша Петрикова

Позиция редакции «Стимула» может не совпадать с мнением автор_ок

Если тебе понравилась наша статья, поделись ей в социальных сетях!
Московская инициативная ЛГБТ-группа «Стимул»
С 2015 года мы бесплатно оказываем квалифицированную правовую и психологическую помощь жертвам дискриминации на почве сексуальной ориентации и гендерной идентичности, ведем работу с ЛГБТ-беженцами и занимаемся просвещением.
КОНТАКТЫ "СТИМУЛА"
Горячая линия правовой помощи
(для неотложных ситуаций)

8 800 707 69 42

По всем вопросам: info@msk-stimul.eu

Юридическая служба: law@msk-stimul.eu

PR-служба: pr@msk-stimul.eu

Мы в социальных сетях:
Made on
Tilda